Издержки санкций: пшеница России стоит дешевле французской и лучше по качеству

Издержки санкций: пшеница России стоит дешевле французской и лучше по качеству


Будет ли в России дефицит зерновой и животноводческой продукции, зачем нужны генетически модифицированные сельхозкультуры и почему российская пшеница продаётся на 70 долларов дешевле французской, хотя гораздо лучше её по качеству, рассказал главному редактору Pravda.Ru Инне Новиковой президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

Будущее за технологиями

— Для начала я дам вам два показателя. Самый большой урожай в Российской Федерации, не в Советском Союзе, а именно в России, был получен в 1978 году — 127,8 млн тонн зерна с 78 млн га. Мы побили этот рекорд в 2017 году и собрали 135,4 млн тонн, но уже с 48 млн га. Это за счёт производственных технологий.

В Советском Союзе средняя урожайность пшеницы была 17-18 центнеров с 1 га. Сейчас мы даже в средней полосе в Курской области получаем более 70 центнеров с 1 га.

— Аркадий Леонидович, это хорошее, здоровое зерно, не модифицированное генетически?

— Абсолютно. Генетически модифицированное зерно в России запрещено производить законодательно. Хотя в этом есть ущерб для нас. Нам бы надо было зонировать это производство и выращивать ГМО кукурузу и сою на Дальнем Востоке:

  • для Японии,
  • Южной Кореи,
  • Китая.

— Говорят, что использование удобрений и выращивание генетически модифицированных семян убивает почву.

— Везде, где выращивается ГМО, экология лучше, чем при традиционных культурах. Возьмём сахарную свёклу. В зависимости от района надо применять 14-20 ядов. Промышленное производство не бывает без химии. А для ГМО свёклы нужен только один яд — глифосат, известный как “Раундап” от компании Monsanto. Период полураспада глифосата — 60 дней, а через 120 дней от него нет следов в почве. А все остальные яды, который мы применяем в посевах, накапливаются и не распадаются. С годами их становится так много, что продукция впитывает в себя остатки ядов, и это попадает в готовый сахар.

В России голода не будет

— В этом году из-за санкций многие боятся голода. Можно ли сказать, что зерна у нас достаточно?

— Во внутреннем снабжении вообще ничего негативного не происходит. У нас огромный запас прочности. Мы будем полностью обеспечены аграрной продукцией (в том числе всеми зерновыми культурами), продуктами животноводства:

  • свининой,
  • курятиной.

С говядиной мы пока импортозависимы.

Но мы теряем лидирующие позиции на рынке пшеницы. Мы сами ограничили собственные поставки и, видимо, к следующему сезону уступим лидерство конкурентам. Поскольку введены не очень рыночные меры регулирования, которые демотивируют производство отдельных культур, то мы переключимся в ближайшие сезоны на производство других культур, которые не задеты регулированием. А это значит, что мы первое место, которое занимали в последние годы на мировом рынке пшеницы, отдадим конкурентам. Это болезненно для страны. Потому что это приток валюты и мощный драйвер для развития сектора.

Из-за того, что сейчас происходит, наша пшеница на мировом рынке стоит на 70 долларов дешевле французской, хотя российская лучше по качеству.

Когда мы только выходили на рынок в 2002 году, у нас был дисконт 10-20 долларов. К 2007-2008 годам наша пшеница стоила дороже французской.

Leave a Reply

%d bloggers like this: